Clever БЛОГ
Aleksandra

Тело не врёт. Экзистенциально-аналитическая модель психосоматических нарушений.

автор: Александра Купавская

Психосоматическое расстройство, в широком смысле, – патогенное влияние, оказываемое психикой на тело.
Психические конфликты, проблемы, страдания, дефициты не остаются в области психического и не обрабатываются психически-духовно, а, по выражению Фрейда (Freud, [1894] 1952),„трансформируются“ в телесные дисфункции и нарушения, связь которых с психикой зачастую уже не видима.

Полевые хирурги давно постановили: раны победителей заживали быстрее, чем раны побежденных. Многие на своем опыте знают, что мать, ухаживающая за ребенком, не заболеет, пока есть угроза для ребенка, заболеет потом.

Не вызывает сомнений, что основная причина психосоматических расстройств – трудности в чувствовании и понимании себя.  На этот общий фундамент
соматизирующих расстройств накладывается сугубо соматический процесс – благодаря предрасположенности, ослабленности, нанесенному ранее ущербу и/или психической репрезентации деятельности органа происходит выбор органамишени, который до некоторой степени способен пролить свет на вопрос, почему поражен именно тот, а не другой участок организма.
С точки зрения экзистенциального анализа проблематика психосоматических расстройств затрагивает две из четырех фундаментальных мотиваций, а именно – вторую и третью.

2я фундаментальная мотивация отвечает на вопрос: «Нравится ли мне жизнь?» В числе прочего – за понимание значения события или переживания для нашей жизни. Это возможно благодаря способности чувствовать.

В 3й фундаментальной мотивации мы фокусируемся на Собственном и его отграничении от пережитого – что позволяет к нему так или иначе отнестись. Для этого, кроме понимания своих чувств, требуется еще и чутье, чувство внутреннего согласия. Похоже, что при психосоматических расстройствах обе способности чувствовать затруднены.

Другие фундаментальные мотивации остаются нетронутыми: на объективность в отношении к миру, его восприятие, обхождение с фактами, умение чувствовать опоры (первая фундаментальная мотивация) эта блокада внутренней жизни не распространяется. Психосоматические пациенты сохраняют трезвую реалистичность и, вообще говоря, способности 4й мотивации – распознавать взаимосвязи и контексты и действовать в них. Правда, без согласия с собственными чувствами и опоры на чутье эта способность превращается скорее в утилитарное функционирование, в котором нет внутренней, прочувствованной вовлеченности.

Итак, в модели феноменологической антропологии характерные для психосоматических расстройств изменения затрудняют процессы второй и третьей фундаментальной мотивации, в то время как функции первой и четвертой сохраняются, более того: их вклад компенсаторно увеличивается.
В таких случаях сохраняется отношение с внешним: взаимодействие с материальным миром и включение в целесообразные контексты происходит без ограничений. Но в этом функциональном существовании отсутствует жизнь. В нем нет проживаемого отношения к ценностям и воспринимаемого чутьем отношения к собственному, к лично значимому. К тому, что обеспечивает качество жизни.

 

Clever Psychology приглашает вас погрузиться в тему на конференции по Психосоматике в Юрмале.

 

Обучение экзистенциальному анализу на русском языке в Лондоне.