Clever БЛОГ
Anna

Аппетит к математике

автор: Анна Науменко

Меня по жизни невероятно привлекают, просто завораживают люди, занимающиеся точными науками. Мне кажется, что они причастны к каким-то тайнам Вселенной, которые мне в силу ограниченности не постичь, но хотя бы поднадкусывать прикоснуться ну очень хочется. Эта страсть у меня была всегда, поэтому в какой-то момент я для надежности обзавелась мужем-математиком. Чтобы далеко за восторгом не ходить. А потом мы обзавелись двумя детьми, и с некоторого момента меня стал ужасно волновать вопрос о том, как там у них легли гены, а именно: достались ли им математические способности Андрея или только моя (не)ограниченная восторженность.

11270260_10153073335943579_2410320792501942798_o-1024x576В поисках ответа в прошлом году мы сводили Ярославу (старшую дочь) на олимпиаду по математике – там она торжественно заняла второе место, и я вдохновилась. В этом году мы надеялись повторить успех, но не тут-то было – всего лишь похвальная грамота была Яськиным уделом. «Конечно, — сказал Андрей. – А чего ты хотела? Этими вещами же надо заниматься. Я вот каждое лето проводил в летних матшколах в Кировской области». Я взяла под козырек и нашла летнюю школу «Ванечки», как раз во время каникул и почти что в Кировской области – в Мюнхене и проводят русские математики, с мех-мата, всё, как положено. Моим тайным чаянием при этом было поговорить со знающими людьми и наконец получить ответ на вопрос: есть ли у моей дочери способности к математике (не просто абстрактная логика – это я и так вижу), но именно математическая одаренность. Та, что меня так восхищает.

Первым учебным днём было объявлено … воскресенье. На сайте было написано, что сбор для решения головоломок под чутким руководством многократного чемпиона России по решению головоломок (боже, и такие тоже бывают?) состоится у главного входа в Технический музей Мюнхена. А вот и первая головоломка – поиск по ключевому слову показал, что в Мюнхене нет Технического музея. Есть Музей БМВ, есть Немецкий музей, Оли11312948_10153073335978579_8507781449987915551_o-1024x576мпийский парк, три Пинакотеки, Дворец Нимфенбург, Ботанический сад, но Технического музея нет. Посовещавшись с Ярославой, мы в конце концов решили принять Немецкий музей за Технический (как говорил наш физик в школе, если угол неизвестен, примите его за 90 градусов) и отправились туда к означенному времени. Там мы по нашей традиции достаточно громко и вслух обсуждали свои сомнения и в итоге собрали вокруг себя компанию из других участников школы, как и мы, пребывающих в некоторых сомнениях касательно техничности музея и главности входа. Но через какое-то время на площади появились собственно организаторы школы, и мы поняли, что испытание головоломкой мы все прошли успешно.

11393436_10153073335963579_3371573221601157898_o-1024x576В описании школы было указано, что она рассчитана на детей от шести лет, поэтому я предполагала, что оставлю Ярославу на занятия, а Илью возьму с собой гулять. Детей посчитали по головам и стали делить на старшую и младшую группы. Младшие должны были построиться и идти делать что-то интересное в музее, а мы с Ильей как раз собрались уходить. Однако он быстро смекнул, в чем дело, и начал меня громко убеждать, что мне пора уходить, а он уж как-нибудь сам поучаствует в общем веселье.

— Но этого маленького мальчика вы, наверное, не можете взять? — неуверенно спросила я.

— Ну, почему же?

— Ему четыре с половиной.

— Ну и что! Вы боитесь, что он потеряется?

— Нет.

— Ну, тогда, конечно, пусть идёт. Маленькие дети же еще более восприимчивые и гибкие, чем старшие.

Не поспоришь – мне подход понравился.

В последующие дни группа от 11 лет и старше занималась с 10 до 18 каждый день, а младшая (с 7 до 10 лет) – часть дней с 10 до 14, а часть – с 10 до 17. Опытным взглядом я оценила, что среди других детей есть вполне продвинутые – те, которые этими головоломками и олимпиадными задачами занимаются довольно давно. Интересно, надолго ли хватит энтузиазма моих детей и как они будут ощущать себя, когда у них будет что-то не получаться? Главным образом меня волновала Яся, поскольку во всех трех английских школах, в которых она училась, она всегда была в топ-группах, и опыта борьбы с задачей – это когда ну никак не выходит каменный цветок – у нее толком нет.

В соответствии с моими ожиданиями, Ярослава там оказалась вовсе не звездой первой величины и решить могла далеко не все задачи, но несмотря на это, ее энтузиазм чудесным образом возрастал с каждым днем. В среду мы договорились встретиться с подругой в грузинском ресторане, но в половине шестого вечера, по дороге из Математического музея Яся услышала, что с 18 до 19 в школе будут ЕЩЕ головоломки. «О Боже! Еще?!! Хорошо, для старшей группы», — подумала я. «А можно мне пойти на головоломки вместо ресторана?» Ни фига себе – нам хлеба не надо, работу давай.

Это было в среду, но на седьмой-то день Он отдыхал. Он отдыхал, а дети на седьмой день (это значит уже в субботу) отдыхать вовсе не собирались. Вся школа была рассчитана на две недели, но у нас каникулы всего неделя, поэтому мы в субботу уже возвращались в Лондон. И вот я говорю Ясе:

— Вечером мы улетаем, а с утра мы думаем с Ильей пойти на Олимпийский стадион, там можно подняться на смотровую башню. Говорят, даже Альпы видно. Как тебе план?

— А на занятия сходить нельзя?

— Хм. Можно. Тогда я тебя после математики в 13:30 заберу. Можно после этого куда-нибудь сходить.

— Но после обеда все пойдут в музей на физику. Может, ты меня заберешь в пять из музея?

11270623_10153073335953579_7276457172017872321_o-1024x576

Пока мы ехали из Олимпийского парка в музей ее забирать, я вспомнила о том, что вообще-то собиралась узнать у «знающих людей», есть ли у моего ребенка способности к математике, но вдруг поняла, что этот самый вопрос, который мучил меня последние года три, больше меня не волнует. А волнует другой: сколько раз в год они проводят такие школы и чем я могу заполнить время между – так, чтобы так же аккуратно и бережно поддерживать этот энтузиазм и мотивацию к решению сложных задач.